[Добавить в Избранное]
[Сделать стартовой]

  

Нажать здесь для поиска в форуме
arrowГлавная arrow Жизнь за границей arrow Один день в заповеднике Хилсвилль
 
 Главная
 Новости
 _____________
 Жизнь за границей
 Карьера
 Наука в России
 Наука за рубежом
 _____________
 Ссылки
 О сайте
 Форум

Диалог
 Диаспора и Россия
 Дубна 2003
 Дубна 2002

Совместные проекты
 Монитор реформы науки
 Обсуждение материалов 'Курьера науки и ВШ'

Русский язык - все о русском языке. Словари онлайн. Информация о словарях и энциклопедиях. Литература.

Один день в заповеднике Хилсвилль   _CMN_PRINT 
автор: Андрей Островский   Оценка читателей:starstarstarstarstar / 2
Плохо Хорошо
Thursday, 19 February 2004

[скачать фото к статье]

Городок Хилсвиль находится недалеко от Мельбурна, в долине Ярра, и знаменит тем, что в его окрестностях был основан один из первых австралийских заповедников. В 1921 году один из ведущих тогда медиков Австралии сэр Колин Маккензи получил от британской королевы право на аренду территории в 70акров «для изучения местной фауны в медицинских целях». Именно тогда рядом с маленькой деревней Хилсвилль появилось здание Института анатомических исследований. Однако, его основатель не ограничился этим, и в 1934 году здесь официально открывается заповедник, имеющий своей целью сохранение уникальной австралийской фауны. Начинаются эксперименты по содержанию и разведению в неволе наиболее редких и уязвимых её представителей. Именно в Хилсвилле Дэвиду Флэю впервые в мире удалось получить потомство от утконосов, содержащихся в неволе. Сегодня заповедник занимает площадь более 170 гектаров, из которых 16 открыты для посещения.

...Полтора часа езды по левостороннему шоссе, по огромной равнине с полями, выпасами и виноградниками, затем между «рэнджес» - покрытыми лесом грядами невысоких гор, и мы в Хилсвилле. Система такая: по территории заказника проложены пешеходные маршруты, по обочинам которых в загонах, вольерах или открыто располагаются представители местных фауны и флоры. Заповедник посвящён ТОЛЬКО австралийской природе, ничего «чужого», как, например, в обычном зопарке, здесь нет. Ну, разве только динго, которые за многие годы успели стать одним из символов Австралии... Первыми, на кого мы наткнулись, были крупные чёрно-белые ибисы, австралийские журавли и, чуть поодаль, валлаби ( так называемые «горные» кенгуру). Ибисы разгуливают по заповеднику повсеместно, и довольно бесцеремонно попрошайничают. Валлаби ходят ну чуть не как дворовые кошки, и на калитках между отсеками заповедника висят предупреждения: «Пожалуйста! Не пропускайте валлаби!»... Валлаби грызли морковку...

От горных мы вышли к так называемым «гигантским» кенгуру. Быть в Австралии, и не увидеть настоящих кенгуру!? Для биолога это, наверное, как для мусульманского паломника - побывать в Мекке, и не увидеть Священный камень! ...В двух открытых загонах по соседству находились группы серых и красных кенгуру. Разморило их на солнышке, и, поэтому, ходить, и, тем более, прыгать они не собирались, а совершенно безответственно «дрыхли» в тени кустов. Красные кенгуру были поактивнее, и я их смог сфотографировать. Подходить к ним слишком близко – себе дороже: зарегистрировано несколько случаев гибели людей от рук, а вернее, ног кенгуру. При нападении, которое, в принципе, может быть неспровоцированным, самец, рост и вес которого сопоставимы с размерами взрослого мужчины, откидывается назад, и, опираясь на хвост, как на могучую пружину, синхронно бьёт того, кто перед ним (собаку, эму, человека, соперника) ступнями своих могучих ног! Удар их подобен удару парового молота!!! Кстати, самки, как правило, используют этот приём лишь для обороны...

По территории заповедника протекает несколько речушек, впадающих в небольшое озеро. Берега их покрыты так называемым «прохладным» тропическим лесом. «Тёплые» тропические леса характерны для севера и северо-востока Австралии, тогда как «прохладные» находятся в южной и юго-восточной её частях, покрывая берега речных долин и склоны гор (то есть наиболее увлажняемые территории). Основу обоих вариантов леса составляют эвкалипты (их в Австралии более 700 видов) и древовидные папоротники. Попав сюда впервые, я был совершенно «сражён» тем, насколько древним выглядит такой лес! Огромные белые колонны эвкалиптов со свисающими с веток и самих стволов длинными лоскутами постоянно слущивающейся коры, вынесенные на огромную высоту кроны (высота некоторых эвкалиптов превышает 110 метров!), и совершенно фантастический подлесок из древовидных папоротников... Всё это создаёт настолько «доисторический» эффект, что знаменитому Стивену Спилбергу стоило бы серьёзно задуматься о том, где снимать «Парк Юрского периода»! Чувствуешь себя помещённым в иллюстрацию из книги Буриана! Честно скажу, что после всего этого я бы не удивился, если бы из-за ближайшего ствола выглянул бы какой-нибудь древний ящер... Ну а потом меня «добили» попугаями. На небольшой полянке со скамейками для посетителей кормилась стая ало-красных розелл, и ребятишки, протянув ладони с семечками, подманивали их. Мне тоже дали горсточку семечек, и тут же на руку уселся попугай и начал меланхолически ковыряться в семечках... Однако, этим дело не кончилось. Когда же мы уже возвращались из заповедника, я увидел, как возле чьего-то забора расхаживает несколько довольно крупных белых птиц, которых издалека можно было принять за чаек или куриц. Подъехав поближе, мы увидели, что это – КАКАДУ!!! Боже! Да что же это такое делается!? Там - розеллы, как простые воробьи из-за крошек под ногами дерутся, тут – какаду, как обычные вороны, бродят вдоль обочины...!

...Итак, я потратил почти целую фотоплёнку, снимая австралийский тропический лес и классические биотопы утконоса. Ну, а потом настал черед познакомится и с ним самим. ... Когда шкурка платипуса (английское название утконоса) впервые попала в Европу, то здесь даже не удивились. Довольно насмотрелись мистификаций! То к телу петуха кошачью голову пришьют, то к голове кузнечика слоновьи уши приспособят! А тут, понимаешь, какой-то «оригинал» к телу молодого бобра утиный клюв приклеил... Эка невидаль! ...В павильоне, напоминающем винный погреб, в полумраке, за толстыми стёклами больших аквариумов, оформленных в виде обрывистого берега реки, в воде суетились три забавных зверька. Конечно, я тысячу раз видел утконоса по телевизору, конечно же, я 10 000 раз смотрел на его изображения, но здесь...! Здесь-то были живые!!! Что меня удивило, так это невероятная подвижность утконосов. Вот уж кто, в прямом смысле этого выражения, «землю роет»! Чуткий нос-клюв ощупывает каждый камушек, каждую веточку, упавшую на дно водоёма. Очень похоже на поведение насекомоядных: бурозубок и прочих ёжиков. Эта суетливость, с одной стороны, свидетельствует о том, что ёё (суетливости) владелец более полагается на «ощупь», чем на глаза, с другой, что он всегда хочет есть. Аж трясётся, бедный... Самый крупный утконос, правда, несколько разубедил меня в последнем. Он развлекался! Из воды взбирался на толстую ветку, и бесстрашно бросался в воду с высоты 3 сантиметра! И так – 68 раз подряд... Я попытался сфотографировать его. Куда там! Очень темно, стекло мешает, да ещё он, «орёл», акробатикой занимается! Вобщем, от утконосов я был в восторге: очень милые, очень мягкие и очень хлопотливые создания...

...Выйдя от утконосов, мы буквально споткнулись о валлаби, который очень серьёзно чесался. Это занятие имело для него в тот момент невероятную значимость, и он отдавался почесухе целиком, без остатка... Затем довольно долго стояли у вольера с тасманийскими дьяволами. Ну, и зверюги, скажу я вам! Своей коренастостью, зубастостью и настырностью (опять же, злобностью) эти ребята сильно напоминают бультерьеров. Дел у них было «по горло», поэтому, побегав, они улеглись спать. А перед этим позевали, показав нам свои роскошные зубки.
За целый день, проведённый в заповеднике мы видели разнообразных ящериц и змей, в том числе варанов, сцинков и знаменитых молоха и тайпана. Последний, ввиду своей агрессивности и многочисленности является самой опасной змеёй Австралии, хотя далеко не самой ядовитой.

...Лирохвосты, попугаи, голуби, австралийские гуси-лебеди, а ещё всевозможные поссумы, кенгуровые крысы, летяги, кускусы, вомбаты, местные насекомоядные, и прочая, и прочая, и прочая... И кого бы ни увидели из млекопитающих – все сумчатые!... В воздухе висел неумолчный гам птиц. Причём все кричали настолько «по-иностранному», что я не мог уловить НИ ОДНОГО (!) знакомого звука! Наконец, услышал! То идиотски захохотала кукабара, родственница зимородков, специализирующаяся на змеях, ящерицах и крупных насекомых. Видели ли вы хотя бы один фильм про приключения в тропических лесах? «Индиану Джонс», например, «Тарзана» или тот же «Парк Юрского периода»? Так вот, где бы ни происходили события, в Южной Америке, Индии или Центральной Африке, везде за кадром орёт-смеётся австралийская кукабара! Кстати, она вскоре показазалась сама, и стала хитро разглядывать нас с ветки. А вот самец-лирохвост общаться с нами отказался. Был не брачный сезон, роскошные хвостовые перья свои он сбросил, и сидел в глубине вольеры. А жаль! Самцы лирохвоста – одни из лучших в мире звукоподражателей: мало того, что они почти всех птиц (с цикадами вместе) в эвкалиптовом лесу передразнивают, так, кроме того, запросто имитируют звуки бензопилы, проезжающего грузовика и хриплый кашель лесоруба...

В 12.00 мы сидели на площадке, где «образцово-показательно» кормили хищных птиц. Сначала нам демонстрировал чудеса высшего пилотажа один из австралийских небольших соколов. Ему высоко подбрасывали маленькие кусочки мяса, и он чего только не вытворял, чтобы поймать их! Сделать мёртвую петлю для него – сущий пустяк! Кувыркается на лету, как хочет. Привык, понимаешь, насекомых на лету ловить! Причём, делает это лапами, а затем хватает добычу клювом... Другой хищник, покрупнее, разбивал яйцо эму камнем. Сначала он, правда, умудрился раздраконить его клювом, но добил, таки, камнем. Хватает его в клюв, и давай лупить по яйцу! А самый крупный из австралийских хищных птиц, клинохвостый орёл, заставлял публику ахать тем, что пролетал очень низко над сидящими...

...А потом мы пошли к коалам! Смотровая площадка сооружена таким образом, что коалы, сидящие на деревьях, находятся лишь немного ниже зрителей. Очень удобно и всё видно! Проблема только в одном: коалы, по природе своей, страшные флегмы. К жизни их вызывают лишь чувство голода и необходимость продления рода. Поэтому большую часть времени они спят, очень забавно примостившись на ветках. Чтобы хоть как-то расшевелить коал, сотрудники заповедника по несколку раз в день приносят им свежие ветки эвкалиптов с листьями, и тогда сумчатые «мишки» довольно долго жуют. В этот момент их можно рассмотреть и сфотографировать. Ухи у них пушистые, и носы здоровенные!
...Вомбат дрых, равнодушно повернувшись к нам жирной спиной. Эму ковырялся в куче мусора в углу загона, но стоял близко от нас и дал себя разглядеть. На «десерт» остались ехидны. И вот эти-то «ёжики» нас от души позабавили! Сначала я безуспешно пытался сфотографировать их через стекло, но они всё время удирали. Ездит такой колючий «танчик» с носом-пушечкой по вольеру, и горючее у него не кончается. Чуть в стороне был другой загон, гораздо больше первого – с ручьём, кустами и кучами сухой травы. В нём «ездило» сразу четыре «танчика». Очень необычна их спинка с жёлто-коричневыми короткими иголками, а также то, как сочленяются лапы с туловищем – почти под прямым углом, как, например, у варана. Из-за этого походка ехидн больше напоминает движения ящерицы, а не млекопитающего. Очень нравится им во всякие кучи зарываться (питаются-то термитами): «подъедет» «танчик» к куче, и начинает в неё вбуравливаться. Через две минуты только толстая попка торчит. Потом и она исчезает. Снаружи заметно, как где-то «в глубине» происходит некое «возмущение пластов горных пород», после чего на поверхности появляется «ствол»-перископ. Понюхав им воздух, ехидна выкапывается, и опять начинает «ездить» между кустами... Замечательное создание!

Как и во всём мире, охраняемые территории в Австралии имеют различный статус. Есть такие, куда, в отличие от Хилсвилля, доступ туристов полностью запрещён. Да что туристы! Сотрудники Департамента Охраны природных ресурсов стараются предотвратить проникновение любых нежелательных визитёров, животных или растений. А в Новой Зеландии, например, некоторые из Национальных природных резерватов окружают при помощи специальных оград, через сетку которых, в прямом смысле слова, не может проскользнуть даже мышь! Более того, «ни одна собака не подкопается» под такую, кстати, баснословно дорогую, ограду! Ведь одна из главных бед этих двух островных государств - завезённые сюда переселенцами и одичавшие животные и птицы (да и растения тоже)... В Австралии до сих пор страшнее кролика зверя нет! Крысы, мыши, кошки, собаки, лисы, козы, свиньи, воробьи, дрозды, славки, и прочая, и прочая, и прочая... Те же европейские ежи, кроме червей и улиток, не прочь подкрепиться яйцами какой-нибудь местной птички. А в Новую Зеландию с европейцами попали австралийские поссумы, и те из них, кто питается цветами древесных пород, поставили под угрозу вымирания сразу несколько местных видов деревьев. Многие виды европейских птиц были завезены в Австралию и Новую Зеладндию, чтобы напоминать иммигрантам далёкую родину. Но чёрные дрозды и воробьи, успешно расплодившись, «организовали» серьёзную конкуренцию местной пернатой братии, и заметно её потеснили. Ну, куда бы наш брат, человек, ни сунулся – везде наследит!
Почти полное отсутствие хищников на протяжении миллионов лет, так сказать, «изнежило» местную фауну. Вновь прибывшие плотоядные уничтожили наиболее беззащитных, и представляют собой серьёзную угрозу для многих из оставшихся видов. Яркий пример тому – судьба знаменитой киви. Единственный способ сохранить эту новозеладндскую бескрылую птицу – окружать её местообитания упомянутыми выше специальными оградами.

Тем не менее, было бы неверным думать, что обитавшие в этой части планеты немногочисленные хищные животные избежали участи их менее «кровожадных» соседей. Легендарный тасманийский сумчатый волк был полностью уничтожен европейцами. Тасманийский дьявол остался лишь в заповедниках. Местное население (маори) также приложило к этому руку. Самым крупным «мясоедом» в Новой Зеландии ещё 500 лет назад был гигантский орёл. Палеонтологи считают, что он питался, главным образом, моа – самой крупной птице современности, кстати, нелетающей. Иногда, вероятно, он ловил и маори, но это случалось, по-видимому, «по ошибке», когда гигантская птица с размахом крыльев в 3 метра и когтями по 7.5 сантиметров принимала одно двуногое существо за другое. Маори выбили моа, с ними исчезли и гигантские орлы...

К счастью, австралийцы и новозеландцы очень хорошо представляют себе сложившуюся ситуацию. Сведение лесов в этих странах ограничено до минимума, напротив, лесопосадки ведутся в очень больших масштабах. Поддержание существующих и организация новых охраняемых территорий – одна из приоритетных государственных задач. Однако, наиболее важной здесь считают образовательную сторону этого процесса. Чем больше людей узнают насколько уникальна и, одновременно, уязвима здешняя фауна, тем больше шансов на то, что её удастся сохранить. И одним из лучших центров такого образования является заповедник Хилсвилль.

[скачать фото к статье]

[обсудить в форуме]


Популярные статьи
Учеба в аспирантуре и научная работа в США: что следует знать молодым ученым? (США часть 2)
Учеба и работа за границей (постдок, стажировка, аспирантура). Часть 1 - Европа: доходы и расходы
Докторантура и постдок в Германии: практические вопросы
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 3 - образцы писем)
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 1)

Последние ссылки
 Диалог с ассоциацией...
 Норвегия от А до Я
 Московский лингвисти...
 Русский дом (Финляндия)
 Russian American Med...


Совместно с Researcher
 
top of page
| о проекте | связаться с нами |
© 2002-2004 Researcher@. Мнения авторов материалов, опубликованных на сайте, могут не совпадать с мнением организаторов проекта
Powered by Mambo Open Source