[Добавить в Избранное]
[Сделать стартовой]

  

Нажать здесь для поиска в форуме
arrowГлавная arrow Наука за рубежом arrow Статьи, журналы, рецензенты...
 
 Главная
 Новости
 _____________
 Жизнь за границей
 Карьера
 Наука в России
 Наука за рубежом
 _____________
 Ссылки
 О сайте
 Форум

Диалог
 Диаспора и Россия
 Дубна 2003
 Дубна 2002

Совместные проекты
 Монитор реформы науки
 Обсуждение материалов 'Курьера науки и ВШ'

Русский язык - все о русском языке. Словари онлайн. Информация о словарях и энциклопедиях. Литература.

Статьи, журналы, рецензенты...   _CMN_PRINT 
автор: Александр Талызин   Оценка читателей:starstarstarstarstar / 66
Плохо Хорошо
Saturday, 21 October 2006

От редакции. Researcher@ публикует статью, являющуюся продолжением интервью А. В. Талызина сайту ScienceRF (Национальный информационный центр по науке и инновациям) (см. у нас на сайте: Стандартная жизнь западного постдока). Данная версия статьи несколько расширена и дополнена ее автором.

Журналы

В журнале Nature как-то раз было опубликовано письмо от читателя с замечательной фразой, приблизительно такой: "...Отвратительная правда нынешней науки состоит в том, что опубликовать можно всё, что угодно, если только спуститься дотаточно низко по уровням журналов". И это действительно так. Поводом к письму была статья, опубликованная в научном журнале и посвященная доказательству творения человека Всевышним, а не эволюцией.

В физике + химии (между ними трудно провести границу) журналы можно условно разбить на несколько уровней.

Уровень 0.

Nature, Science.

Самый высокий импакт фактор, самая большая цитируемость. Несмотря на то, что журналы якобы "популярные", там публикуется масса статей с биохимичеким уклоном, где постороннему человеку даже название понять невозможно, все слова - специальные термины. В тоже время 90% статей, отосланных в эти журналы, даже не посылаются на реферирование, а возвращаются со стандартной формулировкой "не интересно широкому кругу читателей". Что это означает на самом деле? Это означает, что статья вряд ли получит 100-200 ссылок и поможет поднять импакт-фактор журнала. Просто биохимические статьи имеют по определению наиболее высокую цитируемость, так как в этих областях работает намного больше людей (медицина и фармацевтика - прибыльное дело, и споснируют они отлично). В итоге физика и химия для этих журналов - часто что-то вроде не всегда желательного довеска, чтобы не терять имидж универсального журнала.

Писать статьи для Nature и Science - особое искусство и обычно пустая трата времени. Однако если удалось-таки протолкнуть - успешная карьера на несколько лет вперед обеспечена. Один и тот же результат, опубликованный в Nature или в рядовом журнале, будет иметь поразительно разный резонанс. На Nature стараются ссылатся даже тогда когда связь с публикуемой статьёй не совсем очевидна, просто чтобы подчеркнуть важность своей работы. Не секрет, что любая статья в этих журналах расценивается как решаюший фактор в вопросах финансирования. Хорошая позиция для начинающего ученого, гранты и так далее. Не удивительно что иногда как "великие открытия" публикуются непроверенные данные, а иногда и сознательные фальсификации.

Конкуренция за публикации в Nature - это фактически конкуренция за финансирование, поэтому с этими статьями связано много разных некрасивых историй. К примеру, одна знакомая рассказывала, как неприятно её изумили люди, которые стали требовать включения в лист соавторов без всяких на то оснований. Доводилось также слышать истории про длительное реферирование одной статьи, в то время как другая с такими же результатами (но с другими авторами) присылается позже и публикуется в первую очередь. Или статью отвергают под предлогом "неинтересности для широкого круга читателей" даже без реферирования, а через полгода публикуют статью на ту же тему, но с другими авторами.

Уровень 1.

Лучшие журналы по отдельным наукам. Скажем, в физике - Phys. Rev. Letters, в химии - JACS.

Пробиться в эти журналы тоже очень непросто, но уже реальнее. Обычно статья сразу идет на ревью 3-4 рецензентам. Доводилось слышать от уже маститых по российским меркам учёных признания о мечтах "опубликовать хотя бы одну статью в Phys. Rev. B". Этот уровень публикаций считается весьма высоким, журнал читают и ссылаются на него весьма охотно. Однако эффекта автоматического "открывания дверей" публикации уже не производят. Даже несколько статей в таком журнале отнюдь не гарантируют получения работы в нужном месте, хотя, конечно, помогают.

Уровень 2.

"Средние" журналы. В физике и химии это журналы с импакт-фактором где-то около 2-3.

Вполне приличные, публикующие быстро, часто с 1-2 рецензентами. Основное количество публикаций идёт именно через эти журналы. По любой тематике есть выбор около 10-15 приблизительно равных по качеству журналов. Даже если в одном нарвёшься на "плохого" рецензента, можно всегда послать в другой журнал, не хуже.

Уровень 3.

Журналы с импакт-фактором ниже среднего, часто не набирающие нужного количества статей для полноценных ежемесячных выпусков.

Часто такие журналы публикуют много выпусков с материалами разных конференций. В такие журналы статьи уже посылают неохотно, и в основном лишь когда чувствуют, что данные не слишком высокого уровня по тем или иным причинам. Есть еще, правда, журналы с очень узкой специализацией, им сложно поднять рейтинг, тем не менее, если все специалисты из соответствующей области журнал читают, то и уровень статей будет приличным.

Уровень 4.

"Национальные" журналы. К ним относится большинство российских, к сожалению. Импакт-фактор около единицы или ниже, статьи присылаются на языке страны, где журнал издаётся, многие, правда, переводятся на английский (иногда с кошмарными неточностями), но иностранцы в такие журналы статей не присылают.

Хорошие статьи, конечно, и в таких журналах попадаются, но шансов, что результат заметят в международном сообществе, очень мало. Эти журналы если и читают, то относятся к результатам с сильным подозрением. И правда - если результат такой хороший, почему он не был послан в журнал с высоким рейтингом? Наши отечественные причины - например, незнание английского учёными старшего поколения - никого не интересуют. Не раз и не два слышал истории про крупные открытия, получавшие известность, международные премии и даже Нобеля, но на самом деле явявшиеся повторением работ, уже когда-то опубликованных в Советском Союзе или Японии. Вывод тут один: послать крупное открытие в такой журнал - это всё равно что похоронить его. О нём просто никто не узнает и не воспримет всерьёз.

Уровень "ниже некуда".

Журналы, печатающиеся на родном языке и не переводящиеся на другие. Полный нонсенс, о котором даже сказать что-то сложно. Хотим мы этого или нет - вся реальная наука делается сейчас на английском. Даже во Франции это уже поняли.

Рецензирование

Несколько реальных случаев из моей практики и практики близких друзей, которым я доверяю. Речь идет о международных журналах с уровнем как минимум не ниже среднего и импакт-фактором выше двух.

Посланная статья возвращается через 2 недели после отсылки: принято лично главным редактором вообще без реферирования, мол, понравилась ваша статья.

Комментарий: исключительный случай, многие даже не верят, что это реально могло случиться.

Совет: распейте бутылку шампанского с друзьями - вы выиграли в лотерею.

Статья, посланная в весьма хороший журнал, приходит с ответом от трех рецензентов, два рецензента рекомендуют к публикации, один против, но при этом не может внятно обьяснить, почему. Решение редакторов: статью отклонить "на основании отзывов рецензентов".

Комментарий: весьма распространённая ситуация. Всегда имеется вероятность что статья попадает к лицу, в ней незаинтересованному, скажем, прямому конкуренту или просто человеку, проснувшемуся не с той ноги. В таких случаях есть масса способов "завернуть", не написав ни слова по существу. Например, встречавшиеся мне варианты:

- "Статью трудно понять." Так и хочется ответить: а может, попробуете всё же?

- "Статья не представляет достаточно новизны, чтобы оправдать публикацию." В тоже время рецензент не в состоянии дать ни одной ссылки, чтобы доказать, что похожие данные уже были когда-то опубликованы.

- Статья "not earthshuttering". Дословно переводя: "не сотрясает землю". Хочется попросить рецензента прислать хотя бы его адрес, чтобы устроить около его дома землетрясение.

Есть еще варианты: статья "плохо написана", "требует сокращения хотя бы раз в десять", и так далее.

Общее одно: рецензент не указывает конкретно, в чём слабость работы и как её надо написать, чтобы ему понравилось. В одном недавнем случае мы пытались с таким рецензентом спорить, в то же время внося те изменения которые ему казались необходимы. Поскольку, однако, он не уточнял, что именно в статье не так, то в следующем отзыве он писал, что, несмотря на добавленные данные, статья не стала лучше, или выдвигал новые требования: мол надо бы обсудить одну из ссылок подробнее. Хорошо, вставили полстраницы обсуждения. Тут рецензент пишет: статья в основном обсуждает предыдущие работы, и из-за этого в ней мало новизны...

Приведу исторический пример: советский химик Белоусов открыл одну из самых необычных химических реакций, которые мне лично когда-либо приходилось видеть. Написал статью и послал в лучшие по тем временам советские журналы. Ему ответили, что такого типа реакции в принципе невозможны и противоречат существующим теориям. При этом список химикатов необходимых для реакции был совсем несложный и проверить можно было за полчаса. Белоусов так и не смог пробить свои результаты через стену рецензирования. Только через 8 лет ему удалось, наконец, опубликовать сокращённый вариант статьи в журнале настолько малоизвестном, что статью не могли найти даже люди, уже слышавшие о его необычных результатах. "Пробил" эту стену другой химик (в то время - аспирант) Жаботинский. Реакция теперь носит имя Белоусова-Жаботинского. Ленинскую премию Белоусов получил посмертно... (Подробнее см.: А.Б.Зачернюк. Открытие колебательных химических реакций.)

Совет: реагировать на отказ редактора просьбой продолжить рассмотрение статьи, аргументировать свой ответ конкретными объяснениями, почему один из рецензентов сильно не прав, и требовать, чтобы статью отправили еще одному рецензенту. В этой ситуации всё будет зависеть от этого дополнительного рецензента. Если дополнительный отзыв тоже негативный - дело конченое, надо посылать в другой журнал (если, конечно, вы по-прежнему уверены, что дело в рецензентах, а не в самой статье).

В ответе из редакции всего один отзыв реценента, причём очевидно, что дальше абстракта он не читал.

В некоторых подобных случаях комментарии рецензента бывают просто абсурдны. К примеру, он спрашивает, почему такой-то вопрос не был обсуждён в статье, в то время как этому вопросу посвяшена страница текста. Иногда просто очевидно, что рецензент абсолютно ничего не понимает в обуждаемых вопросах.

Пример: один мой бывший "коллега" получает на отзыв статью, потому что его бывший руководитель стал редактором в уважаемом журнале. Коллега этот смотрит на список авторов и находит в нём имя профессора, который недавно назвал неперспективным направление науки, которым нынешний его рецензент занимается. Рецензент смотрит в интернет и жалуется вслух: "Да он уже профессор, а я еще нет, а мы одного возраста..." ...Через пару месяцев мне довелось читать отзыв, написанный соседом по оффису: я случайно попал в лабораторию того самого профессора и разговорился с его студентом. Студент был сильно расстроен, он и вправду поверил, что его первая статья настолько плоха, как написал рецензент. Написано там было - мама родная... Рецензент хотел насолить профессору, а попало, неизвестно за что, его студенту (первому автору).

Совет: редактору надо с написать письмо с просьбой обратить внимание на то, что рецензент совершил те или иные фактические ошибки и что он недостаточно квалифицирован для реферирования работ в этой области. А еще лучше - пошлите статью сразу в другой журнал, сейчас по любой тематике есть с десяток журналов одинакового уровня. Если журнал оказался неспособен найти хотябы двух рецензентов - с ним что-то не слава богу.

Кое-что о системе реферирования

Бывают странные истории другого рода. Например, журнал принимает статью с отличными рецензиями, посылаешь следующую статью с похожей тематикой - идёт полный разгром, и даже про предыдушую статью пишут, что она никуда не годится. Один раз редактор из J. Phys. Chem. написал - пошлите лучше в Chem. Phys. Letters, нам по профилю не подходит. Послали в Chem. Phys. Letters, а нам рецензент пишет: нашему журналу по тематике не подходит, шлите в J. Phys. Chem. ...

Что тут делать? Послали письмо редактору с подробными объяснениями, почему наша статья относится к химической физике, а не физической химии (что, в общем-то, абсурд), статью в конце концов приняли.

Система рецензирования порождает определённые тенденции в писании статей. Самое легкое - взять что-нибудь хорошо известное и чуть-чуть "улучшить". Такая статья всех устраивает и никому не доставляет неприятностей. Предыдущие авторы рады, что на них сослались, рецензент точно знает, что статья правильная, значит, можно принимать без риска для своей репутации. Значение такой статьи для науки минимальное, но именно так сейчас нарабатывается огромное количество статей для удлинения своих списков публикаций.

Опубликовать что-то принципиально новое безумно сложно: новое часто отменяет старое, потенциальные рецензенты - чаще всего учёные с опытом и, возможно, имеющие персональные интересы в области. Открыть что-то новое, не задев никаких интересов, связанных с карьерами других учёных и вопросами финансирования, почти невозможно. Потом, представим себя на месте рецензента такой статьи: принять - значит взять на себя огромную ответственность. На опровержение одной неправильной статьи в ведущих журналах часто требуются годы работы нескольких групп. Как показывает практика, одна неподтверждающая работа еще не достаточна для опровержения, всегда есть причины, которыми можно обьяснить расхождение данных. Особенно сложно выявить ошибки в постановке экспериментов. Я слышал от людей истории о статьях, опубликованных на самом высоком уровне, не подтвержденных никем и, как потом оказалось, обязанных своим происхождением элементарным ошибкам в постановке экспериментов. Одна такая ошибка выяснилась только после того, как германские учёные поехали в Китай и лично пронаблюдали за экспериментами.

Помимо всего прочего, опубликовать негативный результат в принципе сложнее: такие статьи неохотно принимаются. Часто для рецензента невозможно разобраться, чей эксперимент правильный, а чей нет. Могут попросить сделать заново абсолютно одинаково все эксперименты, выполненные предыдущей группой, что не всегда возможно, так как лучшее оборудование делается на заказ и неизбежно чем-то отличается в разных группах. Я слышал, что в биологии есть специальный журнал с названием что-то вроде "Журнал негативных результатов". В физике и химии такого нет.

Конечно, можно еще послать комментарий к статье, но и это делается в исключительных случаях: можно запросто нажить личных врагов, и не каждый на такое осмелится. Один раз я попытался послать комментарий к статье в Phys. Rev. Lett. Получил ответ от младшего редактора: "Комментарии пишутся не для того, чтобы подвергнуть сомнению результаты статьи, а чтобы поднять какие-то важные вопросы по её содержанию". При этом младший редактор сам опубликовал всего 4 статьи за всю свою научную карьеру и не является специалистом в той конкретной области. И, в конце концов, если статья с чьей-то точки зрения ошибочна - разве одного этого недостаточно, чтобы послать комментарий референтам? Наконец, коментарий сначала идёт на отзыв авторам статьи, и они имеют возможность анонимно облить грязью авторов комментария в отдельном письме редактору. Как правило, когда людям нечего ответить по сушеству научного спора, то его пытаются перевести в сферу личных отношений. Вместо конкретных ответов на поставленные вопросы пишут, "зачем" и "почему" (с точки зрения авторов) вопросы были подняты.

Еще 15 лет назад один шведский профессор сказал мне, что в мире сушествует три типа науки: мировая, русская и китайская. К сожалению, мало что изменилось. Референт, получающий сообщение о крупном открытии, сделанном, к примеру, в Оксфорде, конечно, будет доверять результатам больше, чем открытию, сделанному в никому не известном китайском или русском институте. С одной стороны, не секрет, что огромная масса публикаций из стран третьего мира имеет в среднем заметно худшее качество, с другой - ученым из этих стран, реально открывшим что-то важное, очень трудно пробиться в лучшие журналы. Приёмы тут идут в ход разные. Например, русская группа обращается к западному учёному и предлагает ему "обсудить результаты". После чего он становится соавтором, и статья уже имеет шансы пройти в журнал с рейтингом заметно повыше. Удивительно для меня то, что даже известные западные учёные иногда подписываются под такими статьями.

Посылая новый результат, надо готовиться к серьёзной борьбе за публикацию, надо иметь массу уверенности в себе и в своих результатах, иначе не пробить. Помню одного известного американского профессора, который прочитал негативный отзыв на статью и смачно изрек: "bullshit!". Дословно - дерьмо бычачье. Знаю другие примеры, когда ученый получив такой отзыв расстраивается, впадает в депрессию и в конце концов уродует свою работу в угоду неизвестному рецензенту...

Сколько надо иметь статей?

В разных областях науки по-разному. Где-то едва можно за год сделать одну статью, а где-то даже пять будет мало. Конечно, когда учёный публикует 80 статей в год, как когда-то Хедрик Шён, ясно, что тут уже дело почти наверняка нечисто. Однако количество статей и их принадлежность к высокому уровню журналов имеют решающее значение в карьере учёного. Можно сказать, что вся система нынешней науки построена вокруг абстрактной "публикации". Почему абстрактной? Потому что реальных открытий мало, а публикаций становится всё больше и больше. Во многих областях науки стало просто нерельно читать всё, что публикуется. В результате читаются только статьи в избранных журналах. Что потом дает крики наших соотечественников в форумах: я 10 лет назад опубликовал это в никому не известном ”Вестнике чего-нибудь...”, а сейчас кто-то сделал статью в Nature и на меня не сослался. Чаще всего автор из Nature просто был не в состоянии найти статью в таком малоизвестном журнале или просто не смотрит в журналы с низкими рейтингами.

По моему опыту (неорганическая химия), для защиты PhD в Швеции дотаточно 3-4 статей за 4-5 лет. Хорошая защита - это около 10 статей. Однако одна статья в Nature будет весить больше, чем 30 статей в обычных журналах. И никуда от этого не денешься. Хорошо ли, дурно ли то, что там опубликовано - это народ лет через 5-10 разберется, а выгоды идут сразу и большим потоком.

Сам наблюдал несколько крупных волн в международных исследованиях, спровоцированных одной-двумя статьями в Nature или Science. Сотни людей прыгали в несушийся поезд... и оказывалось, что статья была ошибочна. Достаточно вспомнить холодный термояд или, ближе к моим интересам, 10% хранения водорода в углеродных нанотрубках (на деле оказалось 1%, что уже малоинтересно практически). Каждая такая волна уносит массу финансовых затрат, крушение карьеры для многих молодых ученых, которые истратили 2-3 года важного времени, не получив результатов и публикаций, но, как правило, те, кто опубликовали статью, всё равно остаются в выигрыше. Продвижение по службе уже достигнуто и можно просто перескочить на другой обьект исследований. Самое интересное, что часто даже неправильная статья способствует прогрессу в своей конкретной области. Скажем, фальсифицированные статьи Шёна стимулировали мощные финансовые вливания в развитие исследований органических транзисторов. Отчего, впрочем, его статьи не перестали быть фальсификацией.

Как сделать систему более разумной?

Как писал Федор Михайлович Достоевский: " Хорошо ли, дурно ли, а разломать иногда что-нибудь тоже очень приятно...". Oднако и строить тоже что-то надо.

Есть одно предложение, уже озвученное в прессе: не только рецензенты для авторов, но и авторы статьи для рецензентов должны быть анонимными. Почему статьи Шёна так легко проходили несмотря на удивительные ляпсусы? Не в последнюю очередь потому, что "Bell Laboratories" имеют очень высокую репутацию. Названия институтов и имена знаменитостей действуют на рецензентов гипнотизирующе, не говоря уже о том, что в некоторых случаях рецензент может просто испугаться написать отрицательный отзыв. Не дай бог, всплывет, кто писал, и тогда могущественный олигарх от науки может стереть в порошок. Доводилось, кстати слышать о случаях, когда имена рецензентов становились известны авторам...

Российские журналы

Проверил уровень импакт факторов всех российских журналов, попадающих в ISI (по всем наукам) и поразился: Россия на 107 журналов имеет только 5 (!) с импакт-фактором больше единицы и только 1 (!!) с импактом чуть больше двух. Для сравнения: Швеция в ISI представлена 18 журналами, но из них 10 имеют импакт-факторы выше 1 и еще два - выше двух. Это на 9 млн населения. Если посмотреть на Германию, то разница будет просто катастрофическая: у них 427 журналов и почти половина с импакт-фактором больше одного (до 9). Как я уже писал выше, посылать в нашей науке статью в журнал с импактом меньше двух просто нет смысла. Рассматривайте это как обьективную статистическую оценку состояния российской науки.

Как у нас борются с низким рейтингом? Решениями академии наук. Теперь для зашиты докторской, как я слышал требуется сделать сколько-то статей в русских журналах. Думаю, пришлют... только что пришлют? То, что нигде больше не востребовано.

Как повысить рейтинг журнала? Способы есть разные. Вот реальный пример: на конференции главный редактор на каждом столе выкладывает последние номера своего журнала для всех желающих и активно приглашает авторов присылать статьи. Во время обеда слушает, как мы обсуждаем с коллегами научные вопросы, потом находит меня в кулуарах и спрашивает: "а много народу в вашей области работает?" И предлагает сделать специальный выпуск своего журнала "Appl. Phys. A" по моей тематике. В мою работу (естественно, бесплатную) входит разослать приглашения, принять статьи, найти рецензентов и так далее. Выгода взаимная: я для журнала абсолютно бесплатно делаю большой обьём работы, в обмен получаю возможность прорекламировать исследования в своей области и самому получить некоторую известность, поскольку на обложке журнала потом будет стоять моя фамилия, в качестве "Guest Editor". Для молодого ученого это неплохая возможность заявить о себе. Теперь посмотрим ближе: я про этот журнал до конференции вообще не слышал, думаю, что половина авторов которых я пригласил поучаствовать - тоже (а там были весьма известные люди в нашей науке). Журнал, таким образом, получает статьи неплохого качества без всяких затрат и усилий со своей стороны. Всем выгодно. Система эта, со специальными выпусками, сейчас довольно часто применяется. Получил, например приглашение прислать статью в специальный выпуск по фуллеренам из другого журнала, тоже мне ранее абсолютно неизвестного. Однако получить приглашение каждому приятно и статью я послал.

Чаще всего у нас жалуются на отсутствие финансовых возможностей, которое конечно в западных журналах повыше. Однако многое зависит от изобретательности редакторов, отнюдь не всё упирается в финансы. Никогда, например, не получал рекламу русских журналов, в то время как западные журналы, из новых особенно, регулярно присылают приглашения с описанием журнала. Мол, обратите, пожалуйста, внимание, что есть такой журнал... Не так много стоит напечатать такую рекламку на одну страничку и раздать каждому на крупной конференции. Конечно, очень важно иметь качественный веб-сайт для журнала, четко описанные процедуры для авторов, процедуры рецензирования, отслеживания этапов прохождения рукописи в онлайне, и так далее. Это технически выполнимые моменты, но, тем не менее, многие наши журналы тут сильно отстают. Elsevier после каждой статьи в любом из своих изданий присылает авторам анкету с просьбой оценить работу конкретного журнала по многим пунктам. Видно, что люди серьёзно озабочены тем, как авторы воспринимают их сервис. У нас во многих случаях отношение такое: кому надо - тот сам разберется.

Цель научных журналов на Западе - обеспечить достойный сервис для авторов, привлечь лучших, выиграть конкуренцию за хорошие статьи. У нас, судя по решениям РАН, как в советские времена, не журналы для авторов, а авторы для журналов. А авторы - это рядовые полка Академии. Дан приказ "Смирно! Шагом марш!", автор должен отдать честь и понести свои статьи в журналы, где его не любят и не хотят обеспечить конкурентоспособный сервис.

 
Александр Талызин - научный сотрудник физического факультета университета Умео (Швеция). Окончил кафедру кристаллографии СПбГу в 1993 году, зашитил PhD как неорганический химик в 2001 в университете города Уппсала (Швеция). Научные интересы: синтез, химия и физика новых материалов, хранение водорода, фазовые переходы под высокими давлениями.

 
В первоначальном варианте статья была впервые опубликована как часть интервью сайту ScienceRF 19 сентября 2006 г. Новая версия публикуется с согласия А.В.Талызина и ScienceRF.

 
Обсудить в форуме


Популярные статьи
Учеба в аспирантуре и научная работа в США: что следует знать молодым ученым? (США часть 2)
Учеба и работа за границей (постдок, стажировка, аспирантура). Часть 1 - Европа: доходы и расходы
Докторантура и постдок в Германии: практические вопросы
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 3 - образцы писем)
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 1)

Последние ссылки
 Диалог с ассоциацией...
 Норвегия от А до Я
 Московский лингвисти...
 Русский дом (Финляндия)
 Russian American Med...


Совместно с Researcher
 
top of page
| о проекте | связаться с нами |
© 2002-2004 Researcher@. Мнения авторов материалов, опубликованных на сайте, могут не совпадать с мнением организаторов проекта
Powered by Mambo Open Source