[Добавить в Избранное]
[Сделать стартовой]

  

Нажать здесь для поиска в форуме
arrowГлавная arrow Жизнь за границей arrow На море-акияне, на острове Тайване... (Тайванский дневник)
 
 Главная
 Новости
 _____________
 Жизнь за границей
 Карьера
 Наука в России
 Наука за рубежом
 _____________
 Ссылки
 О сайте
 Форум

Диалог
 Диаспора и Россия
 Дубна 2003
 Дубна 2002

Совместные проекты
 Монитор реформы науки
 Обсуждение материалов 'Курьера науки и ВШ'

Русский язык - все о русском языке. Словари онлайн. Информация о словарях и энциклопедиях. Литература.

На море-акияне, на острове Тайване... (Тайванский дневник)   _CMN_PRINT 
автор: Андрей Островский   Оценка читателей:starstarstarstarstar / 1
Плохо Хорошо
Sunday, 11 May 2003

Этой весной меня пригласили поработать в Тайванском Национальном Университете Океана. Это одно из крупнейших учебных заведений островного «государства» изначально было создано для подготовки судостроителей и судоводителей. Теперь же здесь обучаются ещё и будущие рыбопромысловики, изготовители снастей, специалисты по марикультуре и морские биологи.

Приехали

...Идём на посадку, проведя в воздухе 14 часов и пролетев около 4000 миль. На экранах телевизоров – иероглифы, в ушах – бодрый марш молодых хунвэйбинов. Кстати, за нелегальный ввоз в страну наркотиков, оружия и боеприпасов здесь полагается смертная казнь, и нас в самолёте честно об этом предупредили...

...В аэропорту Тайпэя, столицы Тайваня, температура 24 по Цельсию, душно и влажно. Тропики, однако. День солнечный (а в интернете обещали дождь!), но с океана ползёт густой туман. Меня забрала Джейн Льюис. Живёт здесь с мужем уже 9 лет, и занимает пост советника Президента Университета. Она – альголог, специалист по морским водорослям, и, одновременно, главный устроитель и фондодержатель мероприятия, на которое меня пригласили. Час дороги до порта Ки Лунг. Шоссе петляет между не то очень большими холмами, не то низкими горами. Очень красиво, так как их склоны покрыты тропическим лесом.

В Ки Лунге мы выгрузили мои вещи в студенческом общежитии, и поехали в Университет. Джейн представила меня своим китайским студентам, имена которых я долго не мог запомнить, несмотря на наличие европейских псевдонимов, и мы отправились на ланч. Экзотика «началась»! Университетская столовая: берёшь картонную тарелку, накладываешь из десятков разноообразных подносов всего по чуть-чуть (меня сразу предупредили, что внешность – обманчива), и идёшь к кассе. У кассы – весы. Еду – взвешивают! И, исходя из веса, оценивают. Полкило этого разнообразия (овощи, грибы, рыба, птица и т. д.) стоит около 50 тайванских долларов (1.5 американских). Перекусили: я очень удивлялся сладкой курице и прозрачной лапше, заели неизменно безвкусными рисом и соевым супом. Они здесь бесплатные, и можно кормиться только ими, не тратя ни одного виджияо (местная копейка), что некоторые студенты и делают...

После перелёта меня ещё покачивало, и иногда волной накатывало некое одурение. Акклиматизация называется. Работа начнётся только завтра, и мы, вместе с прилетевшими в этот же день австралийцем и хорватом, отправились в общагу. Мимо набережной, на которой находится факультет марикультуры, по узким улочкам с сумасшедшим движением почти без правил, мимо грязных многоэтажек с развешанным на балконах бельём, вывесок с иероглифами, маленьких мастерских, где не соблюдаются никакие правила безопасности и охраны здоровья, и тех самых красных бумажных фонарей, под которыми здесь ничего эдакого не подразумевает...

Народ собирается. Нас, иностранцев, здесь уже около десятка, и вечером всех повели в ресторан «в японском стиле» или «Тапаньяки». Гости садятся полукругом перед полукруглой же плитой. За ней, как дирижёр за пультом, повар. На глазах у «изумлённой» публики он поливает горячую плиту маслом, выкладывает на неё порциями куски мяса, овощи, грибы, моллюсков, лапшу и прочее, солит-перчит, тут же бодро и мастерски всё это перемешивает, снимает нагар, и раскладывает готовое на фольгу перед едоками. Гости накладывают себе всего понемногу в тарелки с рисом. Делать это положено, естественно, палочками! Нет, всё-таки для поедания риса человеком не было придумано ничего более совершенного, чем эти самые палочки! Я не умею есть палочками!!! У меня всё из них валится! Я боюсь, что останусь голодным!

Пальцы свело! Я ем со скоростью улитки, ползущей по склону небызызвестной японской горы!... Но еды много, и все наедаются...

А после ужина мы бредём в общежитие, и я не перестаю удивляться этому миру, который так не похож на наш: маленькие мужчины и женщины, часто одетые в одинаковые синие спортивные костюмы, маленькие закусочные, где внешность еды приводит в замешательство, бабушка в крестьянских соломенных сандалиях, традиционной конической шляпе и с коромыслом на плечах, чуть не насквозь просматриваемые квартиры на первом этаже, приятные и не очень запахи, и иероглифы, иероглифы, иероглифы. Другой, абсолютно другой мир! Главное, вовремя нагибаться в дверных проёмах. Чувствуешь здесь себя если не Гулливером, то уж по крайней мере Шварценеггером. Тротуаров практически нет, а если есть, то шириной не более 70 см. Всё заставлено мотороллерами и машинами, и народ топает по обочинам. Но всё спокойно, как-то по-домашнему...

К океану

С утра втроём выехали за живым материалом. Для лекций и лабораторной работы были необходимы некоторые представители морской фауны, и нам предстояло выяснить, где их можно более или менее легко собрать, не привлекая судно. Джейн сразу предупредила, что её старенькая машина может в любой момент «умереть», и мы должны отдавать себе отчёт в возможности похода обратно пешком. Не то, чтобы такая перспектива нас обрадовала, но и не расстроила. Мы (я и ещё один русский, тоже Андрей) погрузили каны, маски-трубки и сумки, и выехали.

Через Ки Лунг и Тайпэй нам было нужно выехать к устью некой реки, впадающей в океан, и начинать поиски, двигаясь вдоль северного побережья Тайваня на восток. Бóльшая часть побережья острова огорожена, что в значительной степени ограничивает доступ к океану. Океан, как это ни удивительно, здесь традиционно считается причастным к злу, «плохим». Только моряки и рыбаки с ним «на короткой ноге», и негативное влияние океана на них не распространяется или, по крайней мере, не столь велико. Обычный же человек просто так на берег не ходит. Естественно, что сейчас эти предрассудки не столь сильны, как раньше, но в своё время их очень выгодно использовали военные, огородив заборами своих баз чуть не всё побережье. Мы неоднократно сворачивали с основного шоссе на боковые дороги, и, по крайней мере, дважды натыкались на контрольно-пропускные пункты. В третий раз мы свернули к какому-то храму, который со стороны выглядел скорее как старый гараж или склад, и вокруг которого спало несколько собак. Кстати, храм на Тайване может открыть любой. С одной стороны, терпимость к любого рода религиям и их мирное сосуществование – традиционны, с другой – это доходный бизнес. Имея храм, голодать не будешь...

В четвёртый раз не пропустили к морю, так как в этом месте работала какая-то техника. И солдаты на КПП, и диспетчер при технике объясняли способы добраться до берега не очень вразумительно, а собаки у храма-гаража и вовсе ничего не знали. Мы, наконец, остановились у теннисных кортов. Разговор с одной из теннисисток, как нам потом объяснила Джейн, происходил в типично китайской манере: «Здравствуйте, простите, как нам проехать к морю?». «О, это очень просто, вам нужно ехать вперёд...», и далее следует сопровождающееся многочисленными поклонами пространное объяснение. «О, спасибо большое (щие-щие!) До свидания!». «И вам спасибо! До свидания!». Трогальное прощание. «А если мы поедем назад?» «О, тогда вы доберётесь значительно быстрее! Вам нужно проехать свалку, и повернуть налево!» И опять многочисленные благодарности, щие-щие и прощание. Сразу никто ничего не скажет...

Свалке мы обрадовались, как родной, и, наконец, выбрались к океану. Берег был песчаный, вода мутная, и мы ничего, кроме небольшого количества раковин, на нём не нашли. Хотя в тот день и распогодилось, вода всё же была довольно прохладной (около 17 градусов), но главное – шёл довольно сильный накат, и у берега было очень мутно. Следующая остановка пришлась на каменистое побережье, и мы с Андреем опять полезли в воду. Через двадцать минут мы замерзли. Результат поисков нулевой: у берега всё перемалывает волнами, а глубже - не выплыть. И только третья остановка была более или менее успешной. На замечательном древнем коралловом рифе было полно мелких крабов, равноногих рачков, многощетинковых червей, моллюсков, актиний, гидроидов и прочей живности, а в оставшихся после прилива литоральных ваннах полоскало разноцветные водоросли. И как же красив был здесь океан! По его тёмной лазури катилась зыбь, вскипая длинными белыми полосами на рифах. Особенно красиво было смотреть на это сверху...

Ночной рынок и храм

...Лупит дождь, и здоровенные волны с грохотом захлёстывают набережную... Холодно и очень сыро... Вожу карандашом по бумаге, а она – мокрая. Даже не влажная – мокрая...

Вечером нас повезли на ночной рынок. Десять минут на старом автобусе, в котором звонок (остановка по требованию) приводится в действие при помощи тросиков, протянутых изнутри по правому и левому борту вдоль всего салона. Потянешь за тросик, звонок тренькнет, автобус остановится. Вообще, здесь вся электропроводка и водяные трубы проходят прямо по наружным стенам домов, отчего улицы сильно напоминают заводскую территорию...

И вот мы в длинном переулке, которую смело можно назвать Обжорным рядом. Вокруг – огни рекламы с иероглифами, людской поток, а по обе стороны – ресторанчики, закусочные, обжорочки и объедаловки! Десятки, а, может быть, сотни! И в них сидит, ест и пьёт народ! Ест всё, что выставлено тут же в сыром и приготовленном виде: крабы, кальмары, осьминоги, креветки, двустворчатые моллюски, разнообразная рыба. Тут же мясо, птица, яйца, всевозможные потроха, немыслимые грибы и фрукты-овощи, а также масса блюд, в которых признать исходный продукт абсолютно невозможно. И на взгляд, и на вкус! Сладости всякие, опять же. Довольно популярны, например, маленькие помидоры, нанизанные на деревянные палочки, как шашлык, и облитые сахарным сиропом, как леденец. Так же поступают и с клубникой. Многое продают с передвижных кухонек-тележек. Едет такая «кухонька»: сверху лежат сладкие шашлыки из помидоров, снизу болтается ведёрко с горячим сахарным сиропом... Со всех сторон – гвалт, смех, бульканье супов, шкворчанье масла, чавканье, шум проезжающих машин. И мы, обвеваемые странными, приятными, и иногда откровенно тошнотворными запахами, бредём в толпе, натыкаясь на сидящих юродивых, нищих идиотов и кожных больных, дожидаемся отставших, крутим, как совы, головами, сверкаем фотовспышками, удивляемся. А вокруг – народ, народ, люди... И все, знаете ли, китайцы... Просто гуляют, сидят семьями и закусывают, едут по делам на вездесущих здесь мотороллерах (многие закрывают лицо повязками), оборачиваются, признавая в нас иностранцев...

Зная, что многие из нас с опаской относятся к местным деликатесам, нашу группу усадили есть «суши» - деликатес японский. Студенты купили всем, кроме себя, пива. «А вы?!». «Нет, нет! Мы будем пьяные!». Суши были восхитительны: прямо на улице, за деревянным столиком, в центре ночного рынка и людского хоровода! Это сырая рыба, но не простая. Ломтики филе трёх разных видов морской рыбы укладываются на тарелку вместе с какой-то очень хитрой овощью, тонко нашинкованной, совершенно прозрачной и на вкус напоминающей редьку. Берёшь ломтик рыбы с «редькой», обмакиваешь в соевый соус с некоей пастой салатного цвета, и ешь. Сырая рыба, на мой взгляд, и сама-то по себе неплоха, а с овощью и соусом – и вовсе замечательна. Паста портила всё дело, будучи на вкус похожа на крем для бритья. Но китайцы убеждали, что и есть самый циммес! Типа, и рыбу можно не есть, а пасту нужно попробовать непременно! Попробовал... Пусть сами едят...

Другой вариант суши: те же рыбные ломтики, уложенные на рисовые «пирожки» и залитые каким-то желе. Тоже неплохо, но под рыбу опять засунули пикантную пасту, которую пришлось срочно запивать пивом.

Сопровождающие студенты «пасут» нас как шотландские овчарки овец. После ужина они завели нашу группу в даоистский храм, «охраняющий» территорию рынка от всяческих напастей. Храм посвящён богине Мáцу – покровительнице рыбаков, и во многом напоминает буддистский храм: боги, демоны, благовония, цветы, фрукты, свечи... Всё в позолоте... Двери храма охраняют два льва и дракон. Входить в храм нужно всегда в правую дверь, а выходить - в левую, иначе же весь год тебя будут преследовать несчастья... В буддийских храмах мы побывали позже. Глядя на его скульптуры (смеющийся, поучающийся, сердитый и даже зевающий Будда), очень сложно представить себе, каков статус этого бога в понимании поклоняющихся ему людей...

«Жучьи орешки» и мотороллеры

Работа идёт своим ходом. Днём – лекции и лабораторные, вечером – культурная программа. Но один день был целиком отведён под полевую экскурсию. С погодой повезло, светит солнышко. Всех погрузили в два микроавтобуса, и мы отбыли на западное побережье острова. Всю дорогу болтали и крутили головами, рассматривая пейзажи. Некоторые вещи удивляют, некоторые расстраивают. Удивительны вездесущие рисовые поля. Именно вездесущие, потому что располагаются они и в сельской местности, и в городах (!). То есть прямо между многоэтажными домами. Техника возделывания изменилась не сильно: тут же по щиколотку в жидкой грязи работают люди, мотыгами разравнивая её поверхность. Иногда ездят маленькие трактора, тоже «по уши» в грязи, но чаще работы ведутся по старинке, вручную. Расстраивает то, что поля располагаются прямо у мощных автострад и под хайвэями. Другими словами, выхлоп тысяч и тысяч машин оседает прямо на поля...

Тайванцы обожают мотороллеры или скутеры, как их здесь называют. Они, по-моему, даже рожают на них! Что значит небедная страна! Среднегодовой доход на душу населения более 20 000 американских долларов в год. Вот почему вместо привычных глазу (практически по всей Юго-Восточной Азии) велосипедов, здесь мы видим скутеры. До недавнего времени на них ездили семьями, и Джейн сказала, что частенько видела по 5 (!) человек на одном скутере. Сейчас это запрещено, но иногда можно видеть едущих вчетвером: впереди папа с чадом, сзади мама, а между ними – ещё одно чадо. Детей обычно возят сзади или впереди, посадив на коленки. А один раз я видел, как малютка стояла между рулём и мамой, уткнувшись ей в живот лицом. Как кому удобно! Здесь же, под ногами часто возят собак. Как только хозяин (или хозяйка) останавливается перед светофором, собачонка спрыгивает и начинает бегать вокруг мотороллера. Зелёный свет, мотор взрёвывает, друг человека заскакивает на подножку, и скутер срывается с места...

Кстати, для меня поездка на мотороллере была одним из самых сильных впечатлений за всю поездку! В лаборатории у студентов было два CD-диска, «Океан» и «Тропический лес», с замечательной музыкой – тайваньские мотивы в современном переложении. Все срочно захотели их купить, и нас с Андреем послали в магазин. Две студентки, Бетти и Дженни, дали нам по шлему, мы со своими небольшими, но всё-же европейскими размерами, взгромоздились на задние сиденья (не знаешь, куда девать ноги, хоть беги – помогай скутеру!), и мы рванули! С ходу вклинившись в поток машин и мотороллеров, наши малышки перестроились в правый ряд, и приключение началось! То и дело извиняясь, они выписывали невообразимые пируэты, объезжая и протискиваясь между автомобили, тормозя перед светофорами и снова срываясь с места, закладывая виражи, и подскакивая на кочках! Бэтти, по-видимому стараясь сделать мои ощущения ёще более острыми, время от времени напоминала мне, что она не очень хорошо водит скутер. Куда там! Я не знал куда девать коленки, и когда мы проскальзывали в очередную щель между машинами, всё время думал, что ещё вот-вот, и я помну какое-нибудь такси. Единственное, чем я мог помогать Бэтти, так это выставлять ноги перед светофорами, поддерживая тяжёлый скутер. Но видели бы вы, как эти (едва 155 см в высоту!) девчонки управляются с мотороллерами на стоянках! Схватила, подтянула, передвинула, приподняла! Сильные, ёлки-палки! Кстати, водители автомобилей относятся к мотороллерам весьма терпимо: дают объехать, обогнать. А иначе невозможно.

...Наши микроавтобусы продолжают свой путь на запад. Вдоль шоссе через каждые сто метров расставлены стеклянные будки с молоденькими девушками, сидящими внутри на высоких стульях и явно чем-то торгующими. Англичане предположили, что они торгуют собой, но Джейн всё объяснила. Во многих местах в Азии популярны «стимуляторы настроения», короче – лёгкие наркотики. Их продажа не запрещена, но полностью контролируется государством. На Тайване в качестве одного из таковых народ жуёт так называемые «жучьи орешки». Это плод какой-то пальмы, внутрь которого засовывают ещё что-то. Вот эти девушки, часто – подрабатывающие студентки, и продают их. Местный народ, особенно почему-то таксисты, любит их, но привычка эта не безвредная...

Проехав около 200 километров, и покружив, как водится, в поисках дороги к океану, мы, наконец, достигли уединённого местечка, окружённого арбузными полями. Неподалёку жевали философически настроенные местные коровы и строился буддийский храм. Сначала геолог из Университета сводил нас на плейстоценовое обнажение, где мы наковыряли древних раковин, а затем все пошли к океану. Сначала мимо рыбацких домиков, рядом с которыми сушились сети, потом мимо очень по-нашему выглядевших свалок (тут же, на задах двориков) и могилок родственников здешних обитателей. Всё вперемешку. Пока муж в море, жена пашет арбузную грядку, причём в плуг впряжена корова...

...Жарко, разделись. То там, то тут мы останавливались, переворачивая камни и штормовые выбросы – искали остатки селящихся на них организмов. Волнение всё же было очень сильным, и прибой не позволял войти в воду. Побережье, как и во многих других местах на Тайване, здесь было защищено волноломом из огромных бетонных блоков. Волны колотили по ним разбитую рыбачью шхуну. Грустное, и одновременно какое-то романтическое зрелище... Пахнет морем и дальними странствиями...

В результате мы нашли всё, что хотели, а одному из студентов посчастливилось отыскать очень крупную раковину осьминога-аргонавта.

Горячие источники, потухший вулкан и чайная церемония

Ки Лунг известен своими горячими источниками. Мы попросили, чтобы нас отвезли туда на экскурсию. В один из дней всех усадили в машины, и повезли в горы. Мы забирались всё выше и выше. Вид сверху просто обалденный! Мало того, что горы, но ещё и поросшие тропическим лесом. И орлы, понимаешь, летают... Дух захватывает! В конце концов, добрались до некой постройки, припарковали автомобили и вошли внутрь. А дальше случилось неожиданное. «Покупаем билеты...», – говорят наши китайцы. «O´key!», – отвечаем, держа в голове предполагаемый осмотр памятника природы. «...И полотенца!», - продолжают они. «Не поняли, зачем?», - спрашиваем. Они: «Вытираться, значит!». Мы: «А что, так сильно брызгает?». «Да нет, мало-мало купаться будем». ?!?! Немая сцена ?!?! «Так мы же с собой, - говорим, - никаких, понимаешь, аксессуаров не взяли!» « А там, - говорят китайцы, - никаких аксессуаров и не надо. Однако, голыми купаться будем!». Единственная европейская дама схватилась за сердце: «Что, все вместе?!» «Вместе, вместе!» - улыбаются китайцы. «Мужчины в одном месте, а женщины – в другом месте». Я говорю: «Народ! Я вовсе не собирался сегодня нырять! Особенно в кипятке». Остальные согласно кивают. А потом я подумал: «Ребята старались, везли нас сюда, на каждом шагу платят... В конце концов, мы же сами напросились, хотя и не зная, куда едем! И вообще, когда ещё доведётся, и доведётся ли вообще, посидеть в горячем источнике?! А, была-не была!». «Пошли!» – говорю малодушным. И мы пошли...

Горячие источники оказались несколькими бассейнами, выложенными плиткой или галькой, с водой различной температуры. В самом горячем было что-то около 40 градусов. С него мы и начали медленное «погружение». Выскочив из горячей воды, мы посидели в холодной, понежились и пошли мазаться грязью. Китайцы сказали: «Полезно, однако!» Вся горячая вода – мутно-серого цвета, и, естественно, с запахом сероводорода. Так что, когда мы, вывалявшись в грязи, семенили мимо булькающих ванн к очередному бассейну, то выглядело это чертовски забавно. Там ещё душ был, настоящий брандспойт: включаешь на нужную мощность, и получаешь гидромассаж желаемого места в нужных количествах...

Потом нас, размореных и хихикающих, повезли смотреть на кратер потухшего вулкана. Мы забрались так высоко, что леса сменились альпийскими лугами. Вообще, Тайвань чуть не сплошь покрыт горами и горушками, а самая высокая вершина достигает 3995 метров над уровнем моря. Там уже вечные льды.

...Старая кальдера дымилась: столбы газа и пара вырывались из расселин, и грунт вокруг низ был окрашен жёлтыми пятнами серы. Ещё одно новое для меня впечатление: земля рядом с курящимися фумаролами была горячей...

За ужином нам показали чайную церемонию по-китайски. Это действительно было интересно. В высокую узкую чашечку наливают цветочный чай, а широкой чашечкой – накрывают её. Затем опрокидывают это сооружение, переливая чай из одной чашечки в другую. Сначала нюхают высокую (запах чая напоминает слабые духи), затем пьют из широкой...

Рыбный рынок

Работа подходила к концу. Лекции прочитаны, коллекции определены, контакты установлены. Погода подвела, и мы не сумели сделать всего, что планировали, но такова жизнь. За день до отъезда мы попросили отвести нас на рыбный рынок. По пути к нему мы минули огромную “лужайку”-набережную, наполненную праздной публикой с детишками. Воскресенье! Над всей этой смеющейся, бегающей и жующей толпой высоко (и не очень) в небе летали воздушные змеи! Множество! В виде драконов, птиц, самолётов, дельтопланов, планеров, и прочая, и прочая. Их здесь же и продавали. А теперь представьте – солнечный день, зелёные склоны гор, голубой океан, а между ними – счастливые дети с воздушными змеями! Ощущение абсолютного счастья! Тут поневоле впадёшь в сентиментальность. Воздух пронизан сотнями блестящих струн-нитей, уходящих куда-то в небо, змеи ярко раскрашены, они догоняют друг друга, виляют хвостами и трепещут крыльями! Ну что тут ещё добавишь...

Мы подошли к рынку, и началось! Рынок делится на две большие части: торговую и ресторанную. У дверей полутора десятков маленьких ресторанчиков зазывалы обхаживают потенциальных клиентов: что-то выкрикивают, принимают заказы, тут же вылавливают из аквариумов живую рыбу. Вообще, зазывалы здесь есть везде, где что-нибудь продаётся. Некоторые оглушительно орут в мегафоны, прочие призывно машут у входов в лавки, магазины и рестораны. И улыбаются, улыбаются, улыбаются...

У дверей каждого ресторанчика на рыбном рынке – обязательная «выставка»: набор лотков со льдом, в котором пребывает разнообразная рыба, креветки, крабы и моллюски. Тут же несколько больших аквариумов с живой рыбой, каракатицами, лангустами и крабами. Всё кишит, копошится и булькает: в аквариумах проточная вода и аэраторы. Главная часть рынка – торговая, оживлена ещё больше. С противоположной стороны к её зданию пришвартованы рыбачьи судёнышки с галогенными лампами для ловли кальмаров на «свет». В самом помещении – столпотворение. Так же, как и у ресторанов, где посетители сами выбирают себе рыбу из аквариума, покупатели тычут пальцами в многочисленные лотки с проточной водой, в которые рассажены всевозможные морские обитатели. Мы фотографировали, фотографировали, фотографировали... Цвета, формы, размеры! Чего тут только нет! Каракатицы величиной с кошку! Глаз тунца размером с крекер! Рыбы-сабли, мурены, крабы по крайней мере четырёх видов (клешни перевязаны, чтобы не калечили друг друга и покупателей), креветки нескольких видов, раки-богомолы, осьминоги (сидят в сетках, чтобы не удрали), даже мечехвост! Я, морской биолог, в первый раз в жизни держал в руках знаменитого брюхоногого моллюска – халиотиса или морское блюдечко! Короче, с рынка мы вышли в очередной раз обалдевшие...

Голландцы, открывшие Тайвань для европейцев, назвали его Формоза – Великолепная. И это действительно так! Тайвань великолепен! Я провёл здесь всего две недели, но и этого было достаточно, чтобы прочувствовать великолепие его природы, и получить удовольствие от общения с его замечательным народом. До свидания, Формоза! До следующих встреч!

смотреть фото...

Популярные статьи
Учеба в аспирантуре и научная работа в США: что следует знать молодым ученым? (США часть 2)
Учеба и работа за границей (постдок, стажировка, аспирантура). Часть 1 - Европа: доходы и расходы
Докторантура и постдок в Германии: практические вопросы
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 3 - образцы писем)
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 1)

Последние ссылки
 Диалог с ассоциацией...
 Норвегия от А до Я
 Московский лингвисти...
 Русский дом (Финляндия)
 Russian American Med...


Совместно с Researcher
 
top of page
| о проекте | связаться с нами |
© 2002-2004 Researcher@. Мнения авторов материалов, опубликованных на сайте, могут не совпадать с мнением организаторов проекта
Powered by Mambo Open Source