[Добавить в Избранное]
[Сделать стартовой]

  

Нажать здесь для поиска в форуме
arrowГлавная
 
 Главная
 Новости
 _____________
 Жизнь за границей
 Карьера
 Наука в России
 Наука за рубежом
 _____________
 Ссылки
 О сайте
 Форум

Диалог
 Диаспора и Россия
 Дубна 2003
 Дубна 2002

Совместные проекты
 Монитор реформы науки
 Обсуждение материалов 'Курьера науки и ВШ'

Русский язык - все о русском языке. Словари онлайн. Информация о словарях и энциклопедиях. Литература.

Легенда о Диогене   _CMN_PRINT 
автор: Г.Р.Иваницкий, Н.А.Слащева, М.А.Цыганов   Оценка читателей:starstarstarstarstar / 10
Плохо Хорошо
Wednesday, 28 April 2004

Генрих Романович Иваницкий
Директор Института теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук

Н.А.Слащева
Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН

М.А.Цыганов
Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН

Сообщение представил Анатолий Ермолаевич Наумов, ученый секретарь по международным научно-техническим и экономическим связям Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН.

На примере Института теоретической и экспериментальной биофизики РАИ Пушкинского научного центра проанализирован процесс "утечки умов" и исследована динамика публикаций российской научной диаспоры. Цель исследований состояла и оценке изменения во времени связей ученых, работающих в России, со своими соотечественниками, ныне работающими за рубежом.

Пущинский научный центр расположен на юге Московской области и включает в себя десять научно-исследовательских институтов, входящих в Российскую академию наук. В своем составе он также имеет с 1991 года Пущинский госуниверситет. Спектр фундаментальных и прикладных исследований Пущинского научного центра широк, но сосредоточен, в основном, в области физико-химической биологии и биотехнологии, специалисты которой востребованы во всем мире.

За период с 1987 по 2002 год из Пущино уехало свыше 500 перспективных и активных кадровых научных сотрудников. Многие из них сегодня занимают в зарубежных университетах и фирмах высокие должности. Свыше 200 сотрудников ушли из науки в коммерческие фирмы. С молодежью ситуация еще более драматичная -- почти каждый второй уезжает за рубеж или уходит из науки. Последствия “утечки умов” трудно подсчитать в рублях. Однако очевидно, что этот процесс ведет к ослаблению научного потенциала страны, распаду научных школ, свертыванию ряда фундаментальных исследований в России [ 1 ]. Из-за отсутствия жилья приток молодых ученых не восполняет потерь за счет миграции. Города науки в силу малочисленности населения весьма чувствительны к внешним социальным воздействиям [ 2 ].

 

Программа “Плюс диаспора”

В одном из институтов Пущинского научного центра -- в Институте теоретической и экспериментальной биофизики РАН (ИТЭБ РАН) -- в 2001 году была предпринята попытка расширения связей с сотрудниками института, ныне работающими за рубежом. С этой целью была составлена специальная программа “Плюс диаспора”. Опыт, накопленный в результате реализации этой программы, может оказаться полезным для многих научных центров. Дело в том, что на территории Московской области находится почти три десятка городов, в которых научные учреждения являются основной градообразующей единицей. Во всех таких городах ситуация с “утечкой умов” похожая, хотя в деталях есть своя специфика. Программа “Плюс диаспора” ИТЭБ РАН обсуждалась на Международной конференции “Интеллектуальный мост Россия -- Запад: проблемы и перспективы”, проходившей в Дубне с 24 по 27 декабря 2002 г. [ 3 ]. Эта конференция состоялась благодаря поддержке Губернатора и Правительства Московской области.

Составленная в ИТЭБ РАН программа состояла из 4 пунктов. Идея ее простая. Если сотрудники уезжают, то надо попытаться их собрать и объединить в совместных исследованиях с соотечественниками, создавая на территории России “исследовательские институты без границ”. Разделы этой программы были следующие:

  • включение с помощью диаспоры российских институтов на основе коммуникационных технологий в международное научное сообщество
  • преодоление научной изоляции и выравнивание потоков научной информации “Зарубежье -- Россия”; облегчение прохождения российских англоязычных публикаций в зарубежных журналах, подъем международного престижа отечественной науки и ее коммерческой ценности
  • выявление возможностей и источников поддержки российских ученых за счет средств из международных фондов и средств от зарубежных университетов
  • расширение научных контактов с зарубежными партнерами, стимулирование отечественной науки путем превращения парных взаимодействий между отдельными учеными в кооперативные, на основе объединения диаспоры в разных странах

Два года назад в ИТЭБ РАН был составлен план реализации этой программы. Был создан справочник по “диаспоре” с указанием страны и места работы, основных публикаций последних лет, занимаемой позиции и электронных адресов каждого из представителей отечественной диаспоры. Кроме того, были введены статусы: “иностранный сотрудник, иностранный член общеинститутского семинара, иностранный член Ученого совета, почетный профессор”. Также была предпринята попытка проведения в сети Интернет научных семинаров с коллегами, работающими сейчас в зарубежных университетах, с целью создания совместных временных коллективов и проектов научных работ для получения финансирования.

К сожалению, пропускная способность сети Интернет в Московской области недостаточная, чтобы можно было проводить международные видеосеминары, но, тем не менее, сейчас появилась надежда на перспективу ее модификации. Эта работа была поддержана Правительством Московской области.

Что может дать реализация программы “Плюс диаспора”? Если рассматривать эту программу как способ обновления оборудования, роста средней зарплаты коллектива, роста выхода фундаментальной и прикладной продукции института, уменьшения затрат времени на исследования и т.д., то особо заметного вклада в оптимизацию всех этих показателей при реализации этой программы ожидать трудно. Однако полученный опыт показал, что она действительно дает экономию времени на научные исследования путем использования западного оборудования в краткосрочных командировках сотрудников института. При организации таких командировок не последнюю роль играет содействие диаспоры. Кроме того, активизация взаимодействия с диаспорой приводит к росту совместных англоязычных публикаций, что, конечно, улучшает международный имидж отечественной науки.

 

Динамика отъезда научных сотрудников из России

Для нас диаспора -- не объект исследования, а средство решения конкретных задач. “Диаспора” -- это всего лишь фрагмент в большой проблеме подготовки, удержания и эффективного использования научных кадров в России. Конечно, главный вопрос в этой проблеме -- как будет развиваться у нас наука? Этот вопрос связан с другим -- какой путь выберет Россия? Будет ли наше государство (которое сейчас занимается в основном экспортом сырья и развитием сопутствующей добывающей промышленности наукой) страной, которая пойдет по пути развития разнообразных наукоемких технологий? Если постулировать, что Россия должна развиваться на основе создания разнообразных наукоемких технологий и конкурентных продуктов, то надо ответить еще на один вопрос: что делать для формирования этого пути?

Из ИТЭБ РАН за 11 лет (1990-2001), которые мы проанализировали, выехал для постоянной работы за рубеж 81 человек, что составляет приблизительно 30%. По другим институтам Пущинского научного центра ситуация похожая. На рис. 1 показаны гистограммы отъезда этих сотрудников по годам (рис. 1 а) и суммарный рост количества наших сотрудников, ныне работающих за рубежом (рис. 1 б). География стран, где работают сотрудники ИТЭБ РАН, обширна -- от США до Австралии и Японии. Страны, которые привлекают молодые российские умы, хорошо известны, и сотрудники ИТЭБ РАН не исключение. Эти страны следующие: США (45%), Германия (20%), Великобритания (15%), Франция (9%), Канада (5%), Испания (3%), Австралия (2%) и Япония (1%).

Рис. 1 а. Количество ученых ИТЭБ РАН, уехавших за границу (по годам).

Рис. 1 б. Количество ученых ИТЭБ РАН, работающих за рубежом.

30% -- это, вроде бы, не столь катастрофичные цифры. Однако, когда говорят, что из Российской академии наук уехало 60 тысяч, 20 тысяч или 10 тысяч, то это никакой роли не играет. Важно другое, достаточно уехать одному человеку, как целое научное направление может исчезнуть. Научные сотрудники -- "штучный товар".

Обратимся к гистограмме годовой кинетики отъезда научных сотрудников (рис. 1 а). Она любопытна тем, что вскрывает причины отъезда. Первый пик отъезда, приходится на 1991 год. Вспомним, что происходило в России в этом году. Отъезд был спровоцирован одиозной политикой на государственном уровне -- “утечка умов” проявила все политические ошибки. Правительственная реформа начала 90-х годов сделала нищим научного интеллигента, естественно, что активные сотрудники уехали. Именно 90-е годы для научных центров заменили их блестящее будущее на ужасное настоящее. А дальше начался "эффект домино", суть которого состояла в том, что сотрудники института связывались с коллегами за рубежом, а те им говорили: "У нас есть еще места, есть гранты с приличной зарплатой, приезжайте". Этот процесс, затухая, происходил до 1996 года.

Однако вскоре появился второй пик отъезда. Он пришелся на 1998-1999 год и был спровоцирован второй ошибкой Правительства РФ, породившей дефолт 1998 года с гигантской инфляцией. Таким образом, Правительство РФ дважды насильственно выталкивало ученых из собственной страны. “Утечка умов” -- это эхо политических ошибок.

 

Динамика научных публикаций диаспоры по годам

Мы провели наукометрическое исследование, которое заключалось в определении количественного соотношения научных работ зарубежной диаспоры. По каждой персоналии был выведен список публикаций с момента их выезда за рубеж по 2002 г. Анализ проводился по публикациям, в титуле которых указан "ИТЭБ РАН". Исследуемый массив включал 81 ученого. Работа была выполнена с помощью базы данных Science Citation Index Expanded (Web of Science) Института научной информации США.

Рис. 2. Публикации ученых ИТЭБ РАН, работающих за рубежом, по годам.

На рис. 2 белыми столбиками показано количество публикаций (по годам) сотрудников диаспоры в российских журналах со своими коллегами, работающими в России. Столбиками со штриховкой показано количество публикаций по годам, но не в российских, а в зарубежных журналах со своими коллегами, работающими в России. Наконец, серыми столбиками показано количество публикаций уехавших сотрудников с их новыми, уже зарубежными, коллегами в зарубежных изданиях.

В силу пульсирующего характера кривой отъезда (рис. 1 а) белые столбики на всех гистограммах на рис. 2 повторяют пульсации отъезда, но главный вывод состоит в том, что связи диаспоры со своей alma mater и российскими коллегами еще сохраняются.

Для нас было интересным выяснить -- как меняется сила этих связей от времени пребывания бывших сотрудников ИТЭБ РАН за рубежом? Для ответа на этот вопрос было проанализировано процентное изменение количества публикаций диаспоры с российскими коллегами и зарубежными коллегами в отечественных и зарубежных изданиях в зависимости от года пребывания за рубежом. На рис. 3 представлена гистограмма, отражающая процентное соотношение публикаций в зависимости от продолжительности пребывания представителя диаспоры за рубежом.

Рис. 3. Процентное соотношение публикаций ученых ИТЭБ РАН, работающих за рубжом, в зависимости от количества лет пребывания за рубежом.

Из анализа этой гистограммы следует, что первые годы уехавшие сотрудники живут и активно используют связи с коллегами своей alma mater. Постепенно эти связи ослабевают. Начиная с 8-го года (если судить по совместным публикациям) они вновь растут. Какова причина этого, на первый взгляд неожиданного, роста?

Анализ показывает, что начальные этапы пребывания российского ученого за рубежом весьма сложны. С одной стороны, он работает, как правило, по грантам шефа и лишен самостоятельности как в выборе темы, так и возможности получить собственный грант. С другой -- он имеет хорошие научные заделы, полученные еще в России, и связи со своими российскими коллегами. В этот период сотрудничество с научными коллегами зарубежной лаборатории у него только начинает формироваться. Этим объясняется приблизительное равенство количества научных публикаций с российскими коллегами и с зарубежными коллегами в отечественных и зарубежных изданиях.

К 5 году пребывания за рубежом российскому ученому удается зарекомендовать себя самостоятельным специалистом. При этом ситуация для него меняется. Он может получить собственный грант, но, как правило, грант с наличием вакансий “пост-дока” получить трудно. Чтобы иметь “рабочие руки” он, обладая информацией о своих российских коллегах, начинает для совместной работы восстанавливать старые связи с alma mater и приглашать своих российских коллег для совместных исследований. С учетом латентного периода на выполнение работы, на подготовку ее к публикации и выхода статьи в журнале проходит приблизительно 2-3 года. Поэтому с 7-8 года наблюдается рост совместных работ с соотечественниками.

 

Уроки прошедших лет

Еще в 1979 г. мы пытались сделать прогноз, что будет с Пущинским научным центром через 15-20 лет в демографическом плане. Прогноз оказался неутешительным [ 2 ]. За счет массового отъезда научных сотрудников за рубеж потоки приезда и отъезда молодых научных сотрудников в Пущинский научный центр в 90-м году поменяли знак. Отъезжающих стало больше, чем приезжающих. Физикам, химикам и биологам долить стало нечего и те, и другие не имели средств ни для научных исследований, ни для существования.

Следует заметить, что проблема кадров в научных центрах Московской области была заложена еще в 60-х годах XX века. Старшие поколения помнят, как создавались эти научные центры. В 50-х годах, в период “холодной войны”, встала тактически важная задача -- вывести научный потенциал из Москвы. Вывели и образовали подмосковные научные центры, в том числе и Пущинский биологический центр, и Троицк, и Протвино и т.д., рассредоточив научный потенциал по Подмосковью. Что будет с центрами через 25 лет, тогда никто не думал. Ведь все научные коллективы, сформированные практически из однолеток, должны были синхронно постареть, и если не будет протока, то исчезнуть. Нам в Отделе науки в ЦК КПСС говорили: “Не задавайте лишних вопросов, решайте научные задачи, через 25 лет мы вам поможем”.

Теперь и ЦК КПСС нет, и инструкторов нет, и спросить не с кого, а ситуация осталась. Сейчас пожинается урожай тех ошибок. За последние 20 лет на них наслоились новые. В результате слова “научная интеллигенция” в стране за эти годы стали унизительной кличкой. Городам науки самим приходилось искать способы выживания. “Утечка умов” -- это один из ответов научных сотрудников на сложившееся отношение к ним со стороны государства.

Хотя “утечка умов” имеет свои нюансы на разных исторических интервалах и иерархических уровнях. Например, если мы берем геополитический уровень, то чем больше уезжает, тем лучше. Без единого выстрела русская культура распространяется по всему миру. Почти во всех странах есть русские общины. Выезжать за границу стало более модным, чем возвращаться.

Для российской науки “утечка умов” имеет драматическую окраску. Для решения любой научной проблемы и создания наукоемкой технологии необходима концентрация достаточно толковых людей, потому что научные решения связаны с кооперативным эффектом. В связи с “утечкой умов” произошло “разжижение” научных коллективов. Для страны, выбравшей путь создания наукоемких технологий, - это катастрофа. Понимает ли это в полной мере правительство сегодня или не понимает? Пока сказать сложно. На словах вроде бы понимание есть. Частично здесь вина и самой Академии наук, так как ее активность была недостаточной. Многие ее члены с удовольствием включились в процесс личного обогащения.

Можно ли остановить “утечку умов” и вернуть научную диаспору?

В диаспоре за этот период развивалась своя демографическая динамика -- рождались дети. Эти дети были уже в значительной степени англоязычными, они представители другой культуры. Даже при всем патриотизме уехавших родителей, при прекрасном отношении их к своей alma mater, приезд диаспоры обратно становится нереальным. Тот, кто уехал 10-12 лет назад, в Россию, скорее всего, уже не вернется. Наши бывшие сотрудники будут с удовольствием приезжать в свой бывший институт, мы с ними будет прекрасно проводить время, обсуждать научные проблемы, но как сотрудники российских научных институтов они для нас потеряны. Потеряны, как сотрудники, но не как партнеры.

Что же в этих условиях делать? Во-первых, не нужно наивно предполагать, что диаспора может оказать существенное влияние на развитие науки в России и помогать российской науке финансово.

В России за последние годы появилась двухэтапная система протока через научные центры: от нас уезжают на Запад, а к нам едут из СНГ и стран Балтии. Необходимо найти возможность молодым русскоязычным людям, едущим из Украины, Казастана, стран Балтии, оставаться и работать в научных учреждениях России. Для этого требуется, чтобы научные учреждения имели право на квоты, чтобы это не делалось по прихоти чиновников. Нужна узаконенная квота, чтобы из 20 или 30 специалистов, которых готовят институты, можно было бы оставить в России хотя бы 5-10 молодых сотрудников.

Вторая проблема - жилье. Опрос мнения молодых ученых, проведенный в 2003 году, показывает, что 60% молодых ученых уезжают из России именно по причине отсутствия жилья [ 4 ]. Возник парадокс. Поступают студенты в Пущинский государственный университет, они живут в общежитии, потом они заканчивают магистратуру, еще как аспирантов их “держат” в общежитии, дальше - обвал. Аспирант защитился, он должен покинуть общежитие, зарплата у него такая, что квартиру он купить не может, у него остается один выход - уехать. Процесс изгнания научных кадров из России продолжается. Молодой сотрудник, опубликовавший 2-3 работы, за рубежом уже известен, он садится за компьютер и начинает через Интернет искать место, где его примут для работы в США или в Европе.

Администрация института бессильна что-либо сделать. А существует банальное решение -- то, что было в Пущине при Советской власти, а именно система общежитий (студенческие, аспирантские и дома для малосемейных без права приватизации). Далее, необходимо возродить в научных центрах кооперативное строительство жилья. Этот последний этап должен быть на основе ипотечного кредитования. Но банки дают кредиты для покупки квартиры под очень большие проценты, за меньшие они не хотят их давать, потому что боятся рисковать. Такие кредиты для научных сотрудников “не по карману”. Нужно, чтобы рисковало государство, если оно заинтересовано в развитии науки. Для этого не требуется денег от государства, а необходимо, чтобы оно снижало фактор риска, чтобы банки соглашались снизить проценты. Иными слова, необходимо государственное страхование тех вкладов, которые идут на жилищное строительство.

И, наконец, последнее замечание - “торговля” Академией наук, принадлежащей ей землей. Сейчас Академия наук в научных центрах сидит на этой земле как "собака на сене". В то время как можно построить в научном центре два-три дома для кого-то на коммерческой основе, при условии, что третий дом будет построен ими же и отдан Академии наук.

Нам кажется, что многие задачи, которые сейчас обсуждаются в связи с “утечкой умов” на страницах печати, могут быть решены на государственном уровне, если есть ответ на главный вопрос - куда и каким путем пойдет Россия дальше, нужно ли государству развитие науки? Надо понимать, что любая паука - это Hi-Tech, a Hi-Tech - это “длинные деньги”. В тоже время по логике временщиков естественным является “хватать” авторские права на то, что уже сделано за предыдущие годы, и получать прибыль, не вкладывая при этом денег в дальнейшее развитие науки. Пока такая философия не будет изменена, можно спокойно относиться к тому, что уезжают молодые научные сотрудники. Чем их больше уедет, тем лучше. Хотя бы там они будут жить в нормальных условиях и сохранятся как научный потенциал, а в самой России при этом будет происходить катастрофическое падение престижа научного работника. В среде научных работников уже любимой стала легенда об аскете Диогене Синопском. Говорили, что он просил деньги у статуи, а когда у него спрашивали: “Зачем ты это делаешь?”, он отвечал: “Чтобы привыкнуть к отказам”.

Цель этой публикации не только в оценке роли научной диаспоры в российской науке, но в обращении к президенту страны и к государству в целом с просьбой создания максимально благоприятного климата для развития отечественной науки. Если проанализировать те задачи, которые были перечислены выше, они вообще денег не требуют или требуют их небольшое количество, но для их решения необходимо изменение отношения к научным работникам. Не следует политикам заставлять их выбирать между неприятным (отъездом за рубеж) и гибельным (продолжением борьбы за свое выживание в России).

 

Работа по исследованию кинетики публикаций российской научной диаспоры была поддержана грантом Министерства промышленности и науки Московской области №01-06-97001.

 

Список литературы

1. Веревкин Л.П. Еще раз об “утечке умов”. Вестник РАН, 2002, т. 72, N 9, с. 795-799.

2. Иваницкий Г.Р. Новый старт или последний финиш? Вестник РАН, 2000, т. 70, N 3, с. 203-213.

3. Иваницкий Г.Р. Научная диаспора: проблемы и решения. Журнал “Знание-сила”, 2003, N 7, с. 28-34.

4. Некипелова Е., Леденева Л. Охота на умы: проигранный раунд. Газета “Поиск” , 14 ноября 2003 г., № 46 (756), с. 6.

 

[обсудить в форуме]


Популярные статьи
Учеба в аспирантуре и научная работа в США: что следует знать молодым ученым? (США часть 2)
Учеба и работа за границей (постдок, стажировка, аспирантура). Часть 1 - Европа: доходы и расходы
Докторантура и постдок в Германии: практические вопросы
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 3 - образцы писем)
Как выиграть грант или постдок в западном университете (часть 1)

Последние ссылки
 Диалог с ассоциацией...
 Норвегия от А до Я
 Московский лингвисти...
 Русский дом (Финляндия)
 Russian American Med...


Совместно с Researcher
 
top of page
| о проекте | связаться с нами |
© 2002-2004 Researcher@. Мнения авторов материалов, опубликованных на сайте, могут не совпадать с мнением организаторов проекта
Powered by Mambo Open Source